30 апреля 2014 г.

Показ Chanel на Неделе Моды-2015 в Нью-Йорке

029131268d33acba29d5ffc4f11f3888-1.jpg
Перед нами очередная коллекция-путешественница Chanel, resort 2015. Французский модный Дом показал ее в Дубае. Гостей на показ Chanel, как и незадолго до того дня на шоу Dior, доставили по воде. Грамотный подход к круизной коллекции — ответственным лицам известно: театр начинается с вешалки. 
Как и коллекции Paris-Shanghai и Paris-Bombay, этот показ стал скорее победоносным шествием, нежели решительным покорением дальних стран. Карл Лагерфельд, как и положено воспитанному гостю на востоке, к традициям отнесся с почтением. И подчеркнул это в каждом из восьмидесяти с лишним выходов. Дубай — один из богатейших регионов планеты, и намек на это кайзер позволил себе прозрачный. И в буквальном смысле — пластиковый клатч в виде канистры моментально стал желанным у поклонников марки по всему миру, и в переносном — большие кожаные сумки той же формы на подиуме появились чуть позже.

chanel-cruise-2014-15-bag.jpg

Богатству традиций эмирата Лагерфельд уделил гораздо больше внимания. На материальную культуру Дубая влияли то одни, то другие соседи по карте. Привыкший который год работать с яркой самобытностью города или культуры в этот раз дизайнер столкнулся со сложной задачей выбора определяющих мотивов для коллекции, отправных точек на карте колорита. И ему это прекрасно удалось. 
Очевидные и хрестоматийные восточные мотивы — вроде шароваров, низкой линии талии и полумесяцев на тиарах, в которых читался незаконченный логотип модного Дома — уживались с тонкостями: черно-белой крупной клеткой любимой кочевниками Северной Африки, бедуинской цветной бахромой, которой обработали швы на костюмах из культового твида, широкими шелковыми арабскими кушаками, остроносой обувью и набивными узорами. В последних — местами нанесенных на ламинированный шелк — читалось наследие иката, аргасовых тканей и хан-атласа, которыми с жителями Дубая и Омана щедро делились заморские северные соседи. 
В половине выходов не нашлось места ожидаемому обывателем восточному буйству цвета: лишь вечные для Chanel черный и белый да спокойные и деликатные оттенки красного и розового. Ближе к середине показа появились песочные и золотые ткани, а затем мы увидели пару вспышек фуксии — два комплекта из крупного кружевного шитья в виде цветков мака, которые потом повторились в объемных аппликациях, становясь похожими на символ Chanel, камелию. 
Тему традиционных ярких арабских узоров — это и исфаханские эмали, и мозаичные своды храмов, и остроносая обувь, и плиты резиденций шейхов — Лагерфельд раскрыл уже на белом фоне. Незаметно удлиненные жакеты превратились в джилябы, кафтаны и лоскутные топы, которые сочетались с брюками. После ярких всполохов вновь вернулись спокойные цвета, но уже не в твидовых комплектах, а в шелке и шифоне — эти вещи точно понравятся всем. Еще один заметный аксессуар — огромная жемчужина на цепочке; разумеется — клатч. Дело не только в любви Великой мадмуазель к жемчугу, но и в том, что когда-то в бухтах Дубая процветала добыча этого драгоценного камня. Искусственный жемчуг на показе соседствовал — тоже по заветам самой Шанель — с настоящими драгоценностями.
Современная культура Дубая отразилась в детали весьма традиционной, в вышивке — на трех финальных выходах подолы юбки и туники был отделаны стеклярусом. Вторя сложным широким беретелям эти узоры складывались в блестящие небоскребы — так и выглядит береговая линия с моря теплой арабской ночью, если смотреть на город с моря. Благо, яхт в бухтах Дубая — не счесть.